Четверг, 02:29

Текущая категория: История родного края » Основание первых деревень
Среда - 09.08.2017

Основание первых деревень

Последние новости в категории История родного края


Понедельник - 29.10.2018
«Главное, ребята, сердцем не стареть»…

…Этой песней открывалось каждое комсомольское собрание в Крестинской школе. Сейчас уже никто и не вспомнит, кто и почему ее выбра... Читать далее

Понедельник - 29.10.2018
Жизненный путь определил комсомол

Свою комсомольскую юность Владимир Орлов мог бы  охарактеризовать такими словами: «Я в мир удивительный этот пришел отваге и ... Читать далее

Понедельник - 29.10.2018
«Алые паруса»

У меня появилось желание встряхнуть свою память, оживить летопись комсомольских дел в Оконешниковском районе. Вспомнить есть о чем. И го... Читать далее

Понедельник - 29.10.2018
Из истории оконешниковского комсомола

Сегодня, 29 октября, Всесоюзному Ленинскому Коммунистическому Союзу Молодежи (ВЛКСМ) исполняется 100 лет. Это событие значимо для всех л... Читать далее

Четверг - 23.08.2018
Нет ничего краше малой родины нашей!

Август для жителей Оконешниковского района ознаменовался двумя славными юбилеями – деревни Соловьевки и села СергеевкиЧитать далее

Владимир Антонович Поспелов – известный в нашем районе краевед. Он любезно согласился сотрудничать с нами, и сегодня мы публикуем отрывок из его большой научной статьи «Заселение и освоение юго-восточной части Омского Прииртышья в середине 18 - начале 20 веков» (территория Калачинского и Оконешниковского районов). В материале рассказывается о возникновении первых деревень в нашем районе. 

Освоение Приомья
 В 1767-1768 годах переселенцы из европейских губерний России начали заселять берега реки. Начальник инженерной экспедиции Сибирского корпуса генерал-майор Малм по заданию командующего Сибирскими пограничными линиями генерал-поручика Шпрингера объезжает русские форпосты и докладывает: «При озере Калачики к поселению место способно, сенных покосов, пахотных земель за рекой Омою довольно. В оном озере и Оми рыболовля имеетца. Можно поселить 100 семей». Шпрингер, ознакомившись с выводами инженера Я. Уксусникова и Малма, конкретно указывает места поселений и впервые называет озеро, от которого позже получило свое название селение Калачики. 
В 1765 году крестьяне Омской слободы основали деревню Сыропятскую. В числе жителей этого селения находим фамилию Ивана Максимовича Оконешникова. В документах упоминание о человеке по фамилии Оконешников встречается в 1758 году. Перечисляются прииртышские деревни, в том числе и деревня Горнокулачинская: «…Девять дворов, 124 жителя». Среди них Андрей Павлович Оконешников, 1758 года рождения. Видимо, семейство Оконешниковых было довольно большим и проживало длительное время в Омской слободе вплоть до её расселения, переселившись потом в деревню Горнокулачинскую. Затем Оконешниковы вновь меняют место жительства, и в 1784 году уже в деревне Кругловой числятся Тимофей и Григорий Оконешниковы, а также братья Иван и Фёдор Козяковы. Через четыре года некоторые из них вновь переезжают – теперь уже на место деревни Калачинской.
С выселением крестьян из Омской слободы на берега Оми начинается процесс земледельческого заселения и освоения Приомья. В 1767-1768 гг. переселенцы Камышловского уезда Пермской губернии и крестьяне той же Омской слободы заселили деревню Куликову, названную по фамилии ее основателя Петра Григорьевича Куликова, который прочно здесь обосновался вместе со своими братьями и сыновьями. Позже сюда подселили несколько крестьянских семей из Омской слободы. Таким образом, именно посельщики с реки Оми и основали наши первые деревни. Всегда находились люди, которым не сиделось на одном месте. Их ещё называют первопроходцами. Отношение к ним было разное. Сибирская администрация постоянно обвиняла старожилов в ленности, неусидчивости, в том, что они привыкли «только в передах и промыслах рыбы и зверя обретать все свои мысли». Находились мужики-непоседы, которые постоянно искали новых мест, шли всё дальше и где-то, в конце концов, оседали надолго. Иногда, вначале ехали разведчики. Переселенцы взвешивали все обстоятельства: водные источники, поля для пашни, сенокосы, леса, обязательно возле рек или озёр. Сначала ставили землянки или курные избушки-зимовушки, а уж потом возводили дома получше. 
Строили сараи, амбары, хлева, завозни, пригоны, сенники, дровники и обязательно бани. Наверное, к таким людям относились и первые жители нашей местности: Козяковы, Оконешниковы, Язовы, Измайловы, Кругловы и др. Существовала и другая причина. В то время хлебопашцы, как уже упоминалось, использовали переложную систему землепользования. Семь-восемь лет пахали, а потом меняли его на новый участок. «Землю пашут сохами на лошадях глубиной на четверть… сев начинают около 9 мая, а иногда продолжается и далее половины нового месяца. Пашут землю сохами на лошадях по два раза, боронят боронами с железными и деревянными зубьями. Пашут на три  поля, которые называются озимое, яровое и паровые…». Пшеницы сеяли мало, так как она давала низкие урожаи зерна, да и соломы  тоже. Больше сеяли рожь, овёс, ячмень, коноплю, горох, лён, просо, гречиху. «Жать начинали рожь с 1-го августа, яровые около 10 августа и продолжается сентября до половины… хлеб жнут серпами, связывая сперва в снопы, складывают в суслоны и по выветриванию несколько времени свозят в гумна и кладут в клади и для вымолачивания сушат в овинах, обмолачивают в тех же гумнах деревянными на вертюгах молотилами и отделяют от полевы на ветру». Пашут некоторые семьи от 5, другие и до 25 десятин. Лошадей имеют от 5 и до 30 и более, рогатого скота имеют от 5 до 25, а овец от 5 до 40, свиней от 5 до 15. В огородах садят горох, редьку, репу, морковь, огурцы, тыкву, лук, чеснок, бобы, свёклу, капусту; дыни и арбузы иногда».      
Шло время, семьи росли. Сыновья стремились получить свой надел земли и стать самостоятельными хозяевами, да и свободной земли было много. В числе первых  жителей деревни Куликовой были семьи крестьян Измайловых, Язовых, Кругловых. Позже они стали инициаторами основания новых поселений. Так в ревизской сказке 1795 года сообщается: «Степан Измайлов из Куликовой с детьми переселился на пустопорожнее место сей волости, где назначена деревня  Крутореченска». Иван Круглов, Михаил Морозов, Егор Емельянов из той же Куликовой, переселились во вновь заводимую деревню Калачики. Другой Иван Круглов основал деревню Круглову. Егор Велетков, Павел Митрофанов, Тихон Брюханов, Василий Куликов, Гавриил Новолоцкий, Федор Шестаков из деревни Зотиной, Егор Агапитов из деревни Родиной, Александр Поспелов из Сыропятской, Иван Питеров из Саргатской и Роман Прокопов из Баженовой с семьями переселились в деревню Калачики в 1795 году. Очередная ревизия податного населения, проводимая правительством в том же 1795 году, насчитала в деревне Куликовой 58 мужских душ и 55 женских. По этой же ревизии деревня Калачики характеризуется «как вновь заводимая», т. е. она уже существовала. Предыдущая четвертая ревизия 1782 года о деревне Калачики ничего не говорит. Следовательно, она могла возникнуть и гораздо раньше, в промежутке между четвертой и пятой ревизиями и уж никак не позже лета 1794 года. Заселение свободных земель продолжалось.
До середины 18 века основным видом жилищ были курные избы или землянки. Курная изба отапливалась по-чёрному. Дым из печи выходил через волоковые оконца, прорубленные в верхних венцах строения, уходил на улицу. С середины 18 века стали сооружать «чистые избы» с чувалами-дымоходами из печей. Ставились двухкомнатные дома – пятистенники, крытые тёсом, дёрном, либо берестой. Глинобитная печь в таком доме  - источник отопления и служила для приготовления пищи и выпечки хлеба. В избах над входной дверью  устраивали полати, на которых спали или хранили вещи. Долгими зимними вечерами женщины пряли лён и шерсть, из которых ткали домашнего употребления холст, сукно, посконь и пестрядь. Пища у сибиряков была вкусная и обильная. В скоромные дни ели много мяса. Говядина, телятина, свинина, домашняя птица, дичь, рыба. Хлеб – пшеничный и ржаной, кроме того, разного рода пироги, расстегаи, кулебяки, шаньги с творогом и ягодами. Любимое блюдо сибиряков – пельмени, которые сибирячки готовили очень вкусными.

Зарождение деревень Лебяжье-Язова и Андреева
К началу 19 века в юго-восточной части Прииртышья созданы Усть-Заостровская и Покровская волости. Их территория широкой полосой протянулась от Иртыша  и уходила к Чановским озёрам. Волостным центром становится село Покровское на Иртыше. Позже, возникшая деревня Оконешникова входила в Покровскую волость. 
В начале 19 века была образована Сыропятская волость, в состав которой стала входить Оконешникова. По реформе 1822 года создавалась Омская область, и образовался Тюкалинский уезд. Границы между Омским округом и Тюкалинским уездом прошли примерно в 40 верстах восточнее Иртыша. Село Покровское (на Иртыше) и Усть-Заостровка остались в Омском округе, а их восточная территория отошла во вновь созданную волость с центром в селе Оконешниковском, но за волостью закрепилось старое название – Покровская. На востоке дальше в Тюкалинском уезде оказалась Юдинская волость с деревнями у Чановских озёр. Таким образом, территория Тюкалинского уезда оказалась вытянутой вдоль Сибирского тракта от реки Ишим до Чановских озёр на многие сотни километров. В 18 – первой половине 19 вв. эти пространства частично были заняты озёрами. Эти озёра, соединяющиеся между собой протоками, и составляли одну группу, которая сливалась при вешних разливах, образуя обширную массу воды с множеством островов и заливов. Озеро Чебаклы при разливе достигало длины до 140 вёрст. При спаде воды его площадь составляла 650 квадратных вёрст. Озеро Чебаклы занимало всю восточную часть современного Черлакского и южную часть Оконешниковского районов. Один из очевидцев, побывавший около озера Чебаклы весной, написал: «Весна здесь длится два месяца – апрель и май. В это время степь представляется наиболее оживлённой. Этому способствуют шумные разливы вод, картины степных пожаров, проводимых местными жителями для сжигания старых трав, зеленеет растениями, покрывается ярко окрашенными цветами и прилётом множества птиц».
…Из Куликовой семья Язовых выехала на место будущей деревни Калачики, а в 1775-1778 годах переселилась к озеру Лебяжьему и основала деревню Лебяжью. Эту дату основания села на протяжении многих лет называли старожилы, но в  ревизских сказках за 1782 и 1795 гг. эта деревня не упоминается. А вот в ревизии за 1811 год указано, что крестьяне Язовы из Калачинской деревни переехали к Лебяжьему озеру во вновь заводимую деревню Лебяжью, которую  стали называть Язовой. В ревизии не указан настоящий год возникновения деревни. Скорее всего, она могла возникнуть как заимка гораздо раньше, именно в 70-80-е годы, как и утверждают старожилы. Но это мало вероятно. В ревизии зафиксировано, что Язовы переселились к озеру Лебяжьему из деревни Калачинской, а она возникла в 1795 или 1794 годах, значит и Лебяжья  могла возникнуть именно в эти годы, но никак не раньше.  
Первыми жителями Лебяжьей были ссыльные из Тульской, Рязанской, Черниговской губерний. По материалам школьного краеведческого музея и воспоминаниям язовского старожила Павла Николаевича Язова родом они из Устюга Великого. Сам Павел Николаевич родился в 1873 году, участник русско-японской войны. Дед его - Иван Сергеевич Язов,  1820 года рождения, утверждал, что деревня Язова возникла гораздо раньше, чем село Пресновское.  
В 1812 году  Лебяжья – Язова насчитывает уже 17 мужских душ. Позже в деревню  была подселена группа крестьян-переселенцев из Уфимской губернии. Крестьяне  Измайловы, из той же Куликовой, заселили  деревню Измайлову. 
В 1796 году у небольшого горько-соленого озера была основана деревня Андреева. Эта дата возникновения села также вызывает сомнение. По архивным документам деревня Андреевская входила в состав Крестинского сельского общества, открытого в 1840 году. С 1825 года начинает своё существование деревня. В 1835 году  из Черлакского форпоста Яков Завьялов выхлопотал разрешение переехать  «в степь на пустопорожнее место к Андрееву озеру». Значит, деревня уже была.  Очевидно, с 1796 года или чуть позже здесь возникла заимка, после подселения в неё переселенцев она превращается в селение. 

Начало деревни Оконешниковой
Селение Оконешниковское возникло в  начале  XIX  века  на  свободном  участке  и  названо  по  фамилии  основателя. За 1780 год в списке прихожан Воскресного собора Омска сделана пометка: «Живущие на однодворке семья Ивана Круглова и вдовы Евдокии Оконешниковой и ее сына Тимофея». За 1784 год в деревне Кругловой на Тарбуге, так стала называться однодворка, записано 8 дворов, в том числе ранее упоминаемых, Тимофея Ивановича Оконешникова и его брата Григория. К 1812 году они переселились к Кузюкову озеру. Существовавшая переложная система земледелия, когда поля каждые четыре-пять лет менялись и лет на 20 забрасывались в залежь, создавала потребность распашки новых участков. И в 1788 году Ивана Козякова мы уже находим в списке основателей деревни Калачинской. В начале XIX века сообщается, что крестьянин Кузяков у безымянного озера завел заимку и с «новины получил высокий урожай». Помимо торговли хлебом этот оборотистый крестьянин промышлял извозом и торговал рыбой. Дальнейшее заселение будущей деревни Оконешниковой продолжили переселенцы из Тульской и Рязанской губерний. Материалы Тобольского филиала Тюменского областного архива свидетельствуют, что уже в 1804 году было открыто Оконешниковское сельское общество и в том же 1804 году было образовано селение Оконешниковское. Мы же знаем другие даты возникновения села, указанные историками-краеведами (В. А. Поспелов - 1813, В. Мищенко и Н. А. Медведев называли 1816 год, доктор исторических наук, профессор А. Д. Колесников, известный в стране и области краевед, называет 1820 год). Какая из них  является подлинной датой образования села? Попытаемся ответить на этот вопрос хотя бы для того, чтобы прийти хоть к какому-либо решению. 
Данные о времени образования населённых пунктов содержатся в «ревизских сказках» (государственных переписях населения Российской империи 1719 – 1857 гг.), списках населённых мест, составленных в 1868, 1893, 1897, 1903, 1904, 1908, 1920, 1926, 1939 гг., материалах Переселенческого управления и многих других источниках. Но при этом надо отметить, что эти документы далеко не всегда гарантировали точность определения времени основания того или иного селения. Так, например, «Инструкция по составлению карточек населённых пунктов», разработанная к переписи населения 1926 года, рекомендовала «год образования старых селений, т. е. (основанных с незапамятных времён) показывать приблизительно…». В случаях затруднений с определением даты образования населённого пункта рекомендовалось опросить «стариков». Поэтому в документы часто заносились сведения о времени основания того или иного населённого пункта, почерпнутые со слов старожилов, неподкреплёнными исторически точными данными. 
Очень часто точную дату основания селения было трудно установить ещё и потому, что в документах населённый пункт стал фигурировать официально не тогда, когда был реально основан, а тогда, когда в нём было официально создано «сельское общество». Между этими двумя датами часто проходили даже не год-два, а несколько лет. Время основания одного и того же села или деревни в разных источниках может различаться не на годы и десятилетия – на века! Многие историки-краеведы отмечают, что, например, очень часто деревня или село образовывались на местах старых заимок или выселков. Заимку у безымянного тогда ещё озера, Иван Кузяков мог завести и в конце 18 века, и в самом начале 19-го. Если в 1804 году, как свидетельствуют материалы архива, уже было образовано «сельское общество», значит, это была уже не заимка, а, скорее всего, небольшая деревня-однодворка, все жители которой были членами одной, либо двух семей близких родственников. Материалы архива называют фамилии двух семейств –Оконешниковых и Козяковых (Кузюковых), которые и были первопоселенцами в здешних местах, дав начало деревне Оконешниковой – Кузюковой. Ревизией 1811 года на заимке Кузякова учтено 8 мужских душ. Ревизии учитывали всех жителей мужского пола от грудных младенцев до глубоких стариков. Сохранилось распоряжение комиссара Каргапольцева от 15 августа 1815 года за № 3483 о разрешении Тимофею Оконешникову и Федору Валеткову переселиться к Кузякову озеру. Переписью 1816 года в новой деревне записано уже 8 семей. С переселением многочисленной семьи Оконешниковых за деревней закрепилось двойное название: «Кузякова - она же Оконешникова». Позже второе название переместилось на первое место, а за озером сохранилось название Козяково.
Впрочем, существует и другая версия основания села – устная, рождённая из народной памяти и пересказов. Примерно так передала эту версию Т. З. Воробьёва в 1984 году: «В начале 19 века какой-то государственный преступник был выслан из России в Сибирь. Он поселился возле нашего озера. Его звали «котелошник». Он всегда ходил с котелком. А ещё возле озера поселились переселенцы из европейских губерний России – Кизяковы. Построили целую улицу. Село стали называть Кизяково. Установлено, что первый поселенец, тот самый  «котелошник», носил фамилию Оконешников. По его фамилии и называется наше село».

Переселение из Рязанской и Самарской губерний
В описании нашей местности за 1803 год  сообщается, что крестьяне «…отъезжают для рыбного промыслу на озеро Чаны и рыбу продают проезжающим, а некоторые семьянистые и скотные крестьяне отъезжают с той рыбой для распродажи до городов Ирбита, Шадринска, Томска, Тобольска и в прочие города, отлучаются под извозом купецкой клади до городов Ирбита, Тюмени, Екатеринбурга и Семипалатинска». Таким образом, земледелие вначале не было главным занятием, потому что отсутствовал рынок сбыта сельскохозяйственной продукции. Крестьяне не могли выручить деньги на уплату многочисленных податей, и поэтому на первых порах заселения и освоения нашего края в ходу были отходнические промыслы  и перевозка различных грузов.
В 1826 году подыскивались места для расселения ссыльных. В числе таких мест была названа и Кузякова. Сообщалось, что «в сих местах пахотных земель весьма достаточно, сенокосов того более, березового лесу достаточно. В озере Кузякове берега плоские, но топкие, к заселению удобные, вода способная». Рекомендовалось расселить 100 мужских душ. Однако заселение не состоялось. Вместо ссыльных в деревню направили переселенцев из Рязанской губернии. Немалые льготы имели и ссыльные: трёхлетняя льгота от уплаты подушной подати и оброка. Выдавали кормовые деньги, провиант. Для обзаведения хозяйством на двор  5 рублей на покупку лошади. Ссыльные получали семена для посева, топоры, косу, сошники, серпы. 
Население увеличивалось за счет притока переселенцев, но основной рост шел за счет естественного прироста. Преобладали многодетные семьи. В 1858 году в Оконешниковой деревне было учтено 115 мужских душ и 98 женских, и 5 ссыльных, в Язовой - 107 душ и 3 ссыльных. В 1810 году была основана деревня Камышная у Камышина озера. Профессор А. Д. Колесников пишет, что деревня Камышная была основана после 1816 года. Вполне возможно, что до 1816 года это была просто заимка. Позже, после подселения сюда крестьян, превратилась в селение, и было зарегистрировано сельское общество. 
По указу Тобольской казённой палаты 1823 года  в центр доносили, что земли, лежащие между Иртышом и Чановскими озерами, не годятся для земледелия и пригодны лишь «для кочевого скотоводства». Но крестьяне с Оми проникали в степи, находили удобные участки  и хлопотали о переселениях. В 1826 году такое право получили пять семей крестьян деревни Юрьевой, в том числе Евдоким Чердынцев. Они выхлопотали разрешение на переселение «на пустопорожнее место к озеру Пресному в 80 верстах от Сыропятской». В 1827 году вновь подселение 85 мужских душ,  в том числе в Язову – 17, в Пресновское – 39, среди них Илья Панкратов, Влас Евсеев, которых расселили в Пресновском, Камышной, Крестинском. Тобольская казенная палата по указу от 21 июня 1828 года за № 2155, направила к Пресновскому озеру еще 17 семей переселенцев из Рязанской губернии. Среди них семьи Григория Семенова, Ивана Харина, Петра Язова. Чуть позже была расселена большая группа крестьян-переселенцев из Самарской губернии, а 29 семей подселили в Оконешникову. В 1831 году, чиновник министерства финансов Завелейский после ознакомления со степями, южнее реки Оми, доложил правительству, что эти земли вполне пригодны для заселения и развития хлебопашества. 

Возникновение села Крестинское
Противоречивы сведения о возникновении  села Крестинского. Профессор Колесников утверждает, что селение Крестинское возникло не ранее 1822 года, названное так по расположенным в виде креста четырёх озёр. Местные старожилы говорят несколько иную версию возникновения села. «В 1787–1789 гг. двенадцать ходоков-крестьян искали свободные для поселения земли, проходя сквозь густые заросли деревьев, люди продвигались вперед в поисках селения. Одежда их износилась, лица покрылись щетиной. Пришли они в село Пресновское и попросились переночевать. Настороженно приняли странников жители села. Их одежда и вид пугали, кое-кто даже подозревал в них разбойников. «Ищем место для поселения. Мы такие же крестьяне, хотим, как и вы, выращивать хлеб». На ночлег их никто не пустил, и лишь на краю села, они упросили одного бедняка впустить их в свою избу. «Уходить вам отсюда надо, не любят у нас чужаков», - рассказывал хозяин. 
Пошли странники на юг от села Пресновского и около старого озера обнаружили кресты. Селения поблизости не было. Видно, пожар стёр его с лица земли, или эпидемия покосила бывших поселян. «Уж теми, кто здесь похоронен, не будем мы отвергнуты»¬, - подумали измученные путники и решили обосноваться в двух километрах от старого озера. Селение назвали Крестики. Но, видно, не суждено было тем Крестикам долго просуществовать: пожары, шедшие со  стороны Черлака, превратили жилища новосёлов в пепел. Пришлось отстраиваться вновь. Крестинцы выбрали для нового селения место между четырьмя озёрами: Старым, Новым, Крестинским и Тришкиным. Это было в 80-е годы 18 века. С тех пор на этом месте и существует село Крестинское…». 
Подобная версия возникновения села принадлежит крестинским красным следопытам, которые записали её в 1965 году со слов И. Т. Павлова, работавшего в ту пору секретарём Крестинского сельского совета. Она была опубликована в районной газете в 1967 году. Наверное, всё было именно так, как рассказывал ребятам  Павлов. Или почти так. Вот только время рождения Крестиков вызывает сомнение – память человеческая на протяжении нескольких поколений всё-таки не устойчива на цифры и факты. 
Обратимся к документам и исследованиям. Село Пресновское действительно старше Крестинского, оно основано не в 18 веке, а позже – около 1810-1813 гг. У профессора Колесникова – 1828 год. Спустя примерно десятилетие появились Крестики. 

Прирост населения
Крепостные в Сибирь поступали не только в числе ссыльных, много их было и среди переселенцев. В исторической справке, подготовленной Н. М. Ядринцевым для генерал-губернатора Западной Сибири Казнакова, сообщается, что за 70 лет, с 1807 по 1877, в Сибирь проследовало 550800 ссыльных, с 1823 по 1833 гг. в край прибыло 784901 человек. А всего за 19 век по определению Н. Ядринцева в Сибирь прибыло не менее 1 млн ссыльных.
В 30-40 годы XIX века в переселенческом движении наступает затишье. Правительство в интересах помещиков Европейской России всячески препятствует переселению крестьян в Сибирь. В 1837 году Николай I назначил на вновь учрежденный пост министра государственных имуществ Павла Дмитриевича Киселева (1788-1872). Это был боевой генерал, участник Отечественной войны 1812 года и талантливый администратор, лично знавший многих декабристов и частично разделявший их взгляды на русскую действительность. П. Д. Киселев не мог затронуть интересы помещиков, но он провел существенные преобразования казенной деревни. Закон от 8 апреля 1834 года предусматривал отвод переселенцам земельных участков, предварительно снятых на план, обеспечение их в пути продовольствием, а в первый год жительства на новом месте – семенами для посева, а также плугом и скотом. Переселенцам предоставлялось безвозвратное денежное пособие в размере 20-35 рублей, освобожденные от уплаты податей на первые четыре года. Первые три года переселенцы не несли и рекрутской повинности.
В 40-е годы XIX века в Сибири были проведены землеустроительные  работы. В каждом уезде выделялось несколько многоземельных волостей, где осуществлялось межевание. В государственной деревне стали открываться школы и больницы, уделялось внимание поднятию агрономического и агротехнического крестьянского уровня и землепользования, широко внедрились посадки картофеля.  Недовольство помещиков и «картофельные бунты» крестьян начала 40-х годов вызвали опасения правительства, что с началом отмены крепостного права придут в движение все классы и сословия огромной страны. Этого Николай I боялся больше всего. В 1842 году на заседании Государственного совета он сказал: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем состоянии его положения у нас, есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь, было бы делом еще более губительным». «Свободное легальное переселение выпадало только на долю государственных крестьян. Когда правительство открывало клапан колонизации, оно лилось широким потоком… Это такой период с 1817 по 1855 год. В одном 1854 году, в Тобольской и Томской губерниях, было приписано 19163 души переселившихся». В эти годы в Сибирь прибывают лишь одиночные семьи, так называемые «самоходы», поэтому численность жителей увеличивалась за счет высокого естественного роста. Царское правительство принимает ряд законов о запрещении переселения крестьян из-за Урала с Сибирь. Переселенцы из центральных губерний страны направляются на юг, в Причерноморские степи. Местная Сибирская администрация стала запрещать и внутрисибирские переселения, считая, что «переезды крестьян могут служить помешательством в исправном взносе податей». 
В 1824-40-х гг. в Сибирь прибыла лишь небольшая группа переселенцев из центральных губерний России на основании указа 10 апреля 1822 года, принятого по предложению сибирского губернатора М. М. Сперанского. Прибытие в Тобольскую и Томскую губернии переселенцев в 1848-1853 годах дало резкое повышение ежегодного прироста населения Среднего Прииртышья с 1850 по 1857 год на 24,4% или ежегодно по 3,48%.  Рождаемость была высокой, но и значительная часть детей умирала в раннем возрасте. Так, в Тобольской губернии в 1835 году из 22814 умерших 14546 или 63% были дети до 15 лет. В Тюкалинском округе из 1699 умерших детей было 1341, большинство их умирало во младенчестве. В 1833 году по пятнадцати сельским приходам было зарегистрировано 533 рожденных и 1416 умерших, из них: дети до года – 679, один год – 122, 2-5 лет – 130, 6-10 лет – 51. И, тем не менее, население края росло. 
В 1858 году в Оконешниковой деревне было учтено 218 жителей, в Язовой – 110, в Пресновском – 277, в Крестинском – 439, в Камышиной – 266 и в Андреевой – 104 души. За семь лет население этих деревень увеличилось почти вдвое. К 1865 году число дворов увеличилось до 308,  в которых проживало 2130 душ обоего пола. 
В 1868 году на территории современного Оконешниковского района находилось 8 населенных пунктов: Андреевка,  Камышиная, Крестики, Кочковатая, Николаевка, Пресновское, Оконешникова, Язова. Переселением государственных крестьян в Сибирь занималось Министерство государственных имуществ и его ведомства в губерниях. Начиная с 1828 года этим вопросом ведало Главное Управление Западной Сибири, которое с 1828 года располагалось в Омске. 
Огромная Тобольская губерния раскинулась от северных морей до границ Китая, включая современные Новосибирскую, Кемеровскую, Омскую область и Алтайский край. На всей территории, как свидетельствует отчет генерал-губернатора Западной Сибири за 1835 год, проживало 2 миллиона 115 тысяч жителей, из них более 54 тысяч – ссыльнокаторжные и более 93 тысяч - переселенцы, включая жен и детей. 
В 1860 году в Тобольскую губернию было водворено ссыльных 6555 мужчин и 660 женщин. Кроме этого, пришло добровольно за ссыльными 4 мужчины и 336 женщин и приведено детей 290 м. д. и 292 ж. д. Из водворенных ссыльных было крепостных 2236 мужчин и 311 женщин. Переселенцам в 50-60-е годы 19 века также предоставлялась государственная ссуда на домообзаведение в суме 55 рублей. Чиновники-землеустроители обязаны были следить, чтобы имелось на двор не 2 рабочих лошади и необходимые земледельческие орудия.

Образование Кочковатого
После отмены крепостного права переселенческое движение вновь усиливается. С 1862 года получили разрешение на переселение горнозаводские крестьяне Урала. В 1862 году в Сыропятскую волость Тюкалинского уезда Тобольской губернии прибыли 386 фабричных крестьян Александрово-Корниловской волости Мензелинского уезда Оренбургской губернии. На Оми они основали деревни Корниловку и Александровку. Другая группа фабричных крестьян выбрала место для поселения у Кочковатского озера (Любинский район). Несколько семей, прибывших фабричных основали деревню у Федосова озера и за деревней закрепилось название Фабричная. 
В 1863 году уфимские переселенцы из Еральской волости начали заселять деревню Кочковатую и подселились в деревни Оконешникову, Пресновскую, деревню Половинку. В Оконешниковской деревне осталась  многочисленная семья Кривоносовых и ещё девять таких же семей. Ефим Николаевич Кривоносов, вспоминая рассказы отца и деда, говорил, что, « …Семьи их приехали с Урала, с заводов. Ехали на подводах  семей 50 почти три месяца. Это было в 1862 году. В Оконешниково остановилось семей 10, а остальные разъехались по другим деревням». 
О возникновение села Кочковатого рассказывал старожил Шевалдин Василий Сергеевич. «Я родился в 1900 году в Кочковатом. Мой отец хорошо помнил,  как населялось село. Отцу было 8 лет, когда он вместе с родителями приехал в эти места из Оренбургской губернии. Приехали 12 семей. Никакого селения здесь не было. Когда ехали по Калачинской дороге, приметили небольшое озерцо, возле него и остановились. Вокруг кусты да кочки. Наскоро построили шалаши и балаганы, выкопали землянки. Первую зиму страшно бедовали в продуваемых всеми ветрами балаганах и мокрых землянках, построенных на скорую руку. С весны начали строить более добротное жилье из березового леса. К осени 1864 года образовалась первая улица с более чем десятком изб. Когда встал вопрос о названии села, долго мудрить не стали: «Чего думать, – cказали старики на сходе, - Поселились в кочках, живём в кочках – пусть и село будет Кочковатым!». 
Места здесь действительно были низинные болотистые. Летом много комаров, оводов и прочего гнуса. Село быстро росло, принимая все новых и новых поселенцев. Официальной датой основания села, зафиксированной во многих документах, считается 1866 год.
В 1866 году был создан закон, отменявшей ссуды и льготы для переселенцев даже из числа государственных крестьян. Однако самовольное переселение не прекратилось, а в 70-80 годы XIX века даже увеличилось. В результате правительство пришло к выводу о необходимости предоставить крестьянам право на миграции внутри страны с соблюдением всех определенных государством правил. 
В 1889 году император Александр III утвердил новый закон «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли и о порядке переселения лиц означенных сословий, переселившихся в прежнее время». Отныне крестьяне, получившие официальное разрешение на переселение, могли рассчитывать на выплату путевых пособий, ссуды на обзаведения хозяйством и освобождение от податей. Выдача документов, разрешавших переселиться, как и раньше была сопряжена для крестьян множеством формальностей. Поэтому преобладали самовольные переселенцы, не имевшие права на льготы. Дальнейшее развитие переселенческой политики требовало решения. Следовательно, сформировать фонд свободных земель для наделения переселенцев и урегулировать поземельные права старожилов. Законодательные акты 1889 и 1896 годов, а также сооружение в конце 19 века Транссибирской магистрали привели к массовому переселению крестьян из европейской части России за Уралом, в том числе и в Омском Прииртышье. 

Категория: История родного края
Просмотров: 584 | | Рейтинг: 0.0/0
   Оцените статью
Всего комментариев: 0

Комментарии

Ваше имя *:
Эл. адрес *:
Комментарий *:
Код *: