Понедельник, 18:41

Текущая категория: История родного края » Память становится лишь сильнее
Пятница - 01.03.2019

Память становится лишь сильнее

Последние новости в категории История родного края


Пятница - 15.03.2019
Высокие награды земляков

Во все времена люди земли оконешниковской славились трудом, высокими достижениями, наградами. Правда, в последнее время ордена и медали ... Читать далее

Пятница - 01.03.2019
Память становится лишь сильнее

2 марта 1969 года на острове Даманском в районе заставы Нижне-Михайловская произошел пограничный конфликт с китайцами, в результате кото... Читать далее

Четверг - 17.01.2019
Любимовский сельский Совет

Советы, как единая система государственного управления, зародились в результате победы Великой Октябрьской революции

... Читать далее
Понедельник - 29.10.2018
«Главное, ребята, сердцем не стареть»…

…Этой песней открывалось каждое комсомольское собрание в Крестинской школе. Сейчас уже никто и не вспомнит, кто и почему ее выбра... Читать далее

Понедельник - 29.10.2018
Жизненный путь определил комсомол

Свою комсомольскую юность Владимир Орлов мог бы  охарактеризовать такими словами: «Я в мир удивительный этот пришел отваге и ... Читать далее

    

2 марта 1969 года на острове Даманском в районе заставы Нижне-Михайловская произошел пограничный конфликт с китайцами, в результате которого погиб наш земляк, Герой Советского Союза Иван Иванович Стрельников.
50 лет прошло с тех пор, но эти трагические события старшее поколение оконешниковцев не забывает, наоборот, с годами память становится лишь сильнее и передается новым поколениям, как святыня.
Человек слова и дела
Иван Стрельников, по воспоминаниям тех, кто его знал,  был беззаветно храбрым и красивым, с пронзительно голубыми глазами и приветливой улыбкой, щедрым сердцем и отзывчивой душой. Был веселым и жизнь любил.
Родился наш героический земляк 9 мая 1939 года  в селе Большой Хомутец Рязанской области, в простой крестьянской семье. Отец, Иван Матвеевич, потомственный хлебороб. Ване не было и года, когда семья переехала в село Любчино Оконешниковского района Омской области. Здесь прошло его детство. Здесь он окончил семь классов. Еще два года учился в Оконешниковской средней школе.
Трудовую жизнь начал в полеводческой бригаде колхоза "Знамя Ильича" учетчиком и помощником бригадира. Ваня пошел работать после 9 класса, чтобы помогать родителям поднимать младших. В 1958 году был призван на действительную службу в пограничные войска. Отлично окончил экстерном десятилетку, высшие офицерские курсы в Москве и в звании младшего лейтенанта был назначен заместителем начальника заставы по политической части.
- Когда Стрельников вернулся из Москвы офицером, - рассказывал корреспондентам газеты «Труд» командир пограничного подразделения Яншин, - он получил назначение на одну из застав. Ею командовал капитан Конюшев. Иван Иванович стал его заместителем по политической части. Прошло очень немного времени, и Стрельников был назначен начальником другой заставы. Хочется особо подчеркнуть: в звании младшего лейтенанта у нас еще не было начальников застав.
Почему же молодому офицеру была отведена главная командная роль на отдаленной, затерянной в уссурийской тайге, заставе? Тем более что на границе каждая минута может принести неожиданность. И командир должен быть готовым к тому, чтобы мгновенно оценить обстановку, единолично принять правильное решение. Ответственность громаднейшая!
- Мы верили Стрельникову, как самим себе. Иван Иванович на голом месте построил заставу, причем в самые короткие сроки, сплотил личный состав, нацелил его на решение задач, возложенных на часовых границы, - с гордостью подчеркнул рассказчик.
На дальней пограничной заставе Стрельников часто вспоминал родные края, милую березку, что живым кольцом опоясала его сибирскую деревеньку. Но и уссурийские дубравы, до небес вытянувшиеся тополя, молодой пограничник любил не меньше. А какие разноликие клумбы развел на вверенной ему заставе младший лейтенант Иван Стрельников! Цветы были его особенной страстью.
Между тем, все, кто служил рядом с ним, вспоминали, что весь он будто самой природой был подготовлен к пограничной службе. Волевой, инициативный, с выдержкой бывалого солдата. Стрелял лучше всех. В кроссах и многокилометровых маршах приводил свое отделение первым. Имел разряд по лыжам и гимнастике. Отлично держался на коне.
Его с уважением называли «Чапаичем», наверное, походил чем-то командир заставы на легендарного начдива, - «своим парнем», подразумевая его честность и открытость. А вот любимым выражением Ивана Стрельникова было «братки».
- Ваня всегда оставался сердечным человеком. Человеком слова,- рассказывала сквозь слезы в те первые дни после его гибели жена, Лидия Федоровна. - Все, что он говорил, обязательно выполнял. Он и нас на заставе приучил к этому. Он был храбрым солдатом, отходчивым, не таящим зла командиром. А еще был любящим мужем и отцом. Заботливым, внимательным. Он очень любил своих родителей, братьев и сестер. В нем было столько нежности, тепла…  Было!.. Не верится!..
- Наш командир был строгим и добрым, принципиальным и справедливым, - скажут сослуживцы, когда о нем, Герое, отдавшем жизнь за Родину, будет говорить вся страна.
Диверсионные вылазки
На участке заставы старшего лейтенанта Стрельникова китайские экстремисты всю зиму совершали диверсионные вылазки. Вначале были, как будто, безобидные нарушения границы. Например, приходит со стороны сопредельного государства рыбак, втыкает в снег портрет Мао и начинает долбить лунку. Наши пограничники спешат к нему, объясняют: границу нарушать нельзя. И проводят его восвояси. На следующий день уже 20 рыбаков приходят на Уссури. Сеток рыболовецких три, а транспаранты, плакаты с цитатами Мао Цзэдуна – у каждого. Размахивают ими, чтоб ловилось лучше…  И опять терпеливо, хотя и настойчиво отправляют их на китайский берег пограничники во главе с Иваном Стрельниковым.
Новый день – новые «сюрпризы». Китайские власти стали подтягивать к границе воинские части. А местное население большими группами в 300-500 человек с антисоветскими лозунгами и транспарантами, портретами Мао, громкоговорителями переходили границу и сутками скандировали цитаты Мао. Во время выдворения их с нашей территории, маоисты с дубинками бросались на наших военнослужащих.
- Наши ребята цепью стоят. Китайцы садятся на машины, устремляются на них, рассчитывают напугать, - вспоминал Герой Советского Союза, старший лейтенант Виталий Бубенин. - Не вышло – уезжают. А на завтра опять приезжают с дубинками. С нашей стороны Иван Стрельников действует убеждениями и уговорами. Но вслед слышит злое:
- Черный Иван, мы разобьем тебе голову!
Настойчивости и выдержке молодому командиру не занимать. Но маоисты действуют с каждым днем напористей и наглей. Уже от их дубинок попадает в госпиталь рядовой Лавров.
Обстановку на заставе Нижне-Михайловская убедительно раскрывают и строки переданного в вышестоящий штаб боевого донесения:
«23 января 1969 года в 11:15, 25 вооруженных китайских военнослужащих стали обходить остров Даманский. На требование покинуть территорию, китайцы начали громко кричать, размахивая кулаками и цитатами Мао.
Попирая нормы поведения на границе, китайские военнослужащие выкрикивали лозунги и, размахивая оружием (автоматами и карабинами), бросились на наших пограничников. Старший лейтенант Стрельников приказал защищаться от ударов китайских солдат, прикладами автоматов. Начальник китайского поста отдал распоряжение своим солдатам вывести из строя старшего лейтенанта Стрельникова. Рядовой Анатолий Денисенко первым заметил, какая опасность грозит командиру. Растолкав китайцев, он оказался рядом с начальником заставы. Подоспел вовремя: китайский приклад уже был занесён над головой Стрельникова. Миг - и он обрушится на офицера. Анатолий мгновенно выбрасывает свой автомат, прикрывая голову начальника заставы. Лязгнуло оружие об оружие. Денисенко почувствовал сильный удар. Вылетела ствольная коробка. Что-то острое садануло в подбородок. Хлынула кровь. Денисенко инстинктивно смахнул с подбородка теплые струйки, приготовился отразить новое нападение... Услышав треск над головой, Стрельников тут же отскочил в сторону. "Если бы не Денисенко, лежать бы на льду…» Он на миг закрыл глаза и словно бы во сне увидел протянутую руку солдата. Денисенко действительно тянул руку, спрашивая: "Не ушибло?"».
Китайские провокаторы с той стороны Уссури хорошо знали Ивана Стрельникова в лицо. А за черный полушубок, который он носил, прозвали его черным.
Когда участились угрозы, а затем началась настоящая охота за пограничником, командование предложило перевестись ему на другую заставу. Но Стрельников ответил: «Прошу оставить меня здесь. Ведь я строил эту заставу своими руками. И ребята верят в меня».
А они и в самом деле преданно любили своего командира и во всем доверяли ему. 2 марта решительно последовали за ним навстречу распоясавшимся маоистам. Навстречу пулям и смерти.
Старший лейтенант Иван Стрельников шел первым. И первым упал на лед Уссури. Маоисты осуществили свои угрозы.
Опаленная весна
Старший лейтенант Иван Стрельников, сержант Владимир Рабович, ефрейторы Петр Акулов – из Шушенского и Евгений Михайлов -  из Омска, рядовые Николай Петров, Виктор Золотарев, Александр Шестаков, Геннадий Овчинников, Александр Ионин, Владимир Изотов, Игорь Ветрич. Все пограничники из состава тревожной группы погибли.
Китайские солдаты на остров вышли скрытно, ночью, и изрядно «подогревали» себя водкой.
Утром 2 марта начальник пограничной заставы Нижне-Михайловской Иманского (Дальнереченского) пограничного отряда старший лейтенант Иван Стрельников, приняв доклад поста наблюдения о том, что от китайского пограничного поста «Гунсы» к южной оконечности советского острова Даманский выдвигается группа вооруженных людей, немедленно поднял заставу в ружье. С резервом заставы в количестве 20-ти пограничников, старший лейтенант Стрельников прибыл к месту нарушения границы. Сам он возглавил группу из семи человек, с которой приблизился к нарушителям. Первая шеренга провокаторов по команде мгновенно расступилась, а стоявшие во второй шеренге, внезапно в упор открыли огонь. Стрельников и его подчиненные были убиты на месте. Раненых китайские провокаторы добивали. Даже мертвых они кололи штыками и били прикладами.
По группе поддержки, вышедшей на остров с китайского берега, ударила артиллерия и минометы, а с острова открыли огонь из стрелкового оружия китайские военнослужащие, находившиеся в засаде. Потеряв своего командира и товарищей, пограничники не дрогнули и приняли неравный бой. Их возглавил командир отделения, младший сержант Юрий Бабанский, занявший оборону со своей группой на острове. Воины мужественно сражались до подхода подкрепления.
Когда группа старшего лейтенанта Бубенина, прибывшая с соседней заставы, вступила в бой, с китайского берега по пограничникам был открыт орудийный огонь.
«За Стрельникова! За наших ребят!»
Никакой солдат никогда не скажет вслух, что он защитник Отечества. Но в душе это любой чувствует. И это очень важно, осознать свое соответствие тому, чего от тебя ждут. Защитники острова Даманский знали, чего от них ждали соотечественники.
Из писем старшего сержанта, Героя Советского Союза Юрия Бабанского:
«Выехали мы с заставы тут же, как только узнали, что китайцы перешли границу и направляются на остров. Первым шел бронетранспортер, за ним ГАЗик, я с солдатами на машине-техник. Смотрю: на спидометре 40 км.
- Давай, - говорю водителю, - давай, браток, выжимай, сколько можешь!
Пересекли русло реки, к острову подъехали. Я выскочил из машины. Слышу выстрелы. А это китайцы наших в упор из автоматов расстреливают…  И такая стрельба поднялась! Ну, я по ним очередью… Часть нарушителей попадала, остальные к берегу, на остров бросились.
И тут у меня – щелк! – кончились патроны. А навстречу маоисты бегут. Я назад к ребятам. Взял у Кузнецова магазин с патронами, залег и кричу нашим:
- Ложись! Огонь!
Мины рвутся, пулями ветки деревьев срезает. Стреляем одиночными. Выстрел – падает маоист, новый выстрел – и опять в цель… Патронов мало.
- Кузнецов! – окликаю товарища, - Кузнецов!
Не отвечает. Оглядываюсь – он в землю лицом уткнулся. Подполз к нему, тормошу – не отзывается…
Был ли какой страх? Нет, не было. Злость была! За товарищей отомстить хотелось. Ползу, еще один убитый – Слава Исаков, дружок мой…
Осталось нас пятеро. Залегли полукольцом, патроны поделили. Огонь такой, что невозможно голову поднять.
- Тебе, - говорю, - Бикузин, этот сектор обстрела. Тебе – Размахнин, этот…
Маоисты на деревья забрались, за нами стали охотиться. Мы их заметили и открыли огонь. А они наступают, все ближе и ближе. Я, конечно, знал, что наши спешат на подмогу.  Но в таком бою все могли решить считанные минуты. Весь остров в огне, а тут еще по нашим из артиллерии ударили.
- Ребята! Зря не должна пропасть ни одна пуля, поняли?
Вдруг, - что это? Вроде шум мотора.
Бронетранспортер?! Похоже. А маоисты совсем близко, в каких-нибудь сорока метрах. Орут, стреляют. Приготовились мы к схватке. Но тут из-за деревьев наш бронетранспортер. Нарушители – драпать!»
Из писем капитана, Героя Советского Союза Виталия Бубенина:
«Дежурный с заставы Ивана Стрельникова доложил: «На Даманском тревога!»
Я скомандовал: «Застава, в ружье!».
Нас было 23. Никто до этого не бывал в настоящем бою. Не нюхал пороха. Не слышал свиста вражеских пуль. Не видел, как рядом падает друг, с которым вчера шел вместе по дозорной тропе. Как от крови алеет белый снег. «Выдюжим ли?» - спросил я себя и ответил: «Должны!». Я верил в своих бойцов так, как, наверное, отец верит в сыновей. Как верит альпинист, когда они идут в одной связке…
Под огнем неприятеля мы развернулись в цепь, устремились в атаку.  Задача одна: вперед, на помощь своим!
Нас встретил шквал огня из минометов. Мы залегли, а потом, едва стих огонь, стали выходить из зоны обстрела к бронетранспортеру.
Раньше я служил заместителем Стрельникова и знал остров неплохо. Решил зайти в тыл к провокаторам по протоке Уссури. Те не ожидали внезапного удара. Тем более что их было много – на каждого нашего чуть не по два десятка.
Мчались на большой скорости. Я приник к пулемету, нажал на гашетку. Пограничники открыли огонь из бойниц.
И тут снаряд попал в башню с пулеметом, заклинил ее. Второй снаряд разбил прицел. Я пересел на второй бронетранспортер. Вперед, в новую атаку! Зашли маоистам во фланг, врезались прямо в гущу, рассекли ее машиной надвое, открыли огонь…»
 Из писем старшего сержанта Юрия Бабанского:
«Бубенинцы подоспели вовремя.
- Это вам за Стрельникова, за наших ребят! – шептал я, глядя, как косит провокаторов бубенинский пулемет. Подошла подмога – солдаты и моряки, пограничники. Вышвырнули врагов с нашей земли».
«Мой родной»
Когда страшное известие о гибели сына пришло в небольшой домик Стрельниковых, Агния Андреевна долго не могла поверить, что ее любимый сынок никогда уже не увидит голубого неба, цветов, никогда не встретит весну. Но она понимала, что и Ваня, и другие ребята отдали свою жизнь за тех, что живут и радуются солнцу сейчас.      Вместе с мужем, Иваном Матвеевичем, участником Великой Отечественной войны, Агния Андреевна вырастили десятерых детей. Семья жила дружно, в любви и согласии. С ранних лет детей учили трудолюбию и терпению. Для семерых сыновей Иван Матвеевич, вернувшийся с войны с двенадцатью ранениями, удостоенный многих орденов и медалей, являлся примером. Они хотели походить на отца, быть стойкими, мужественными.
- А как иначе? Зерно прозревает в земле. Дитя прозревает в семье, - любила повторять Агния Андреевна. И вполне закономерно, что вслед за старшим братом пошел служить на Нижне-Михайловскую заставу Петр Стрельников. Но это уже была застава имени Героя Советского Союза, старшего лейтенанта Ивана Ивановича Стрельникова.
С грустью и гордостью встретила Агния Андреевна известие о присвоении сыну звания Героя Советского Союза. О подвиге ее Вани говорил весь мир. А ее сердце разрывали боль и тоска. Скоро Любчино переименовали в Стрельниково. В Омске и других городах благодарные люди назвали его именем улицы. В Тихом океане начал бороздить воды рыболовецкий траулер «Пограничник Стрельников». Нашему земляку-герою установили памятник, к которому 28 мая - в День пограничника, и в памятные даты в Стрельниково приезжало и приезжает немало народа.
И еще одно женское сердце трепетно повторяло его имя. Билось в безысходности. И не хотело верить, что его нет.
Жена Стрельникова, с первых же минут инцидента принялась выносить с поля боя раненых, перевязывала их и всё надеялась на чудо, что её Иван останется в живых. Она не была медицинской сестрой, она была всего лишь единственной женщиной на заставе и как жена командира хорошо знала, что нужно в критических ситуациях действовать чётко и рассудительно. И невдомёк ей тогда было, что он погиб первым. Об этом молодая женщина узнала только после окончания боя...
- Мой дорогой человек! Почему моя любовь не спасла тебя? – неустанно повторяла Лида. Лида – Лидочка, так любил и умел повторять только он. Лидия Федоровна, как обращались к ней в Кремле при вручении ордена Красной Звезды.
На заставе, куда привез ее Иван, она стала для него незаменимой помощницей. Настоящей командирской женой: стирала, была медсестрой и поваром. И даже сбивала щиты для будущего здания погранзаставы. Вместе с Иваном разводила цветы, растила Светланку с Игорьком. Жили сначала в палатке, как и все. На что она шутливо замечала: «С милым и в шалаше рай».
- Ваню любили не только на заставе, многие жители сел пограничной зоны знали его как человека, который мог всегда прийти на помощь. Мы с детьми гордились им, - расскажет она корреспондентам центральных газет уже после 2-го марта.
Сквозь слезы она вспоминала то, как любил танцевать ее Ваня, как играл с детишками и стремительно ушел в тот последний бой.
- А ведь уходил призвать к миру, благоразумию! – говорила Лида.
Игорь Стрельников долгое время жил в тех местах, где погиб его отец. По состоянию здоровья ему пришлось покинуть службу в пограничных войсках. Сейчас сын Героя живет во Владивостоке и работает в городской администрации. Лидия Федоровна с дочерью живут в Екатеринбурге. Светлана работает в детском саду воспитателем.
Время берет свое. Из десятерых детей Агнии Андреевны и Ивана Матвеевича в живых остались только двое – Нина Ивановна Федяева, проработавшая более 40 лет учителем и директором Стрельниковской школы, и Александр Иванович Стрельников, который живет в Омске.
Забвению не подлежат
В боевых действиях на острове Даманский погибло 58 человек, 97 ранено. За героизм и мужество, проявленные при защите рубежей Родины у острова Даманский, 6 человек были удостоены звания Герой Советского Союза. Это офицеры - Стрельников Иван Иванович, Леонов Демократ Владимирович и сержант, пулеметчик 135 дивизии Орехов Владимир Викторович (награждены посмертно), старший лейтенант Бубенин Виталий Дмитриевич, сержант Бабанский Юрий Васильевич, рядовой Геннадий Серебров.
150 человек были отмечены боевыми наградами. Из них четверо – гражданские люди: Стрельникова Лидия Федоровна – награждена орденом Красной Звезды; Авдеев Анатолий Георгиевич, Авдеев Геннадий Васильевич и Авдеев Дмитрий Артемьевич - медалями «За боевые заслуги».
Иван Иванович Стрельников похоронен с воинскими почестями в г. Иман (ныне г. Дальнереченск) Приморского края. Постановлением Совета Министров РСФСР от 13 июня 1969 года пограничной заставе, командиром которой был герой Советского Союза И. И. Стрельников, присвоено его имя. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1969 года село Любчино Оконешниковского района переименовано в село Стрельниково. Также именем Стрельникова названы улицы во Владивостоке, Омске, Хабаровске и многих других городах нашей страны. Его имя носят школы, лицеи, оздоровительные лагеря, в том числе и в Оконешниковском районе, морские суда. В честь памяти Стрельникова ежегодно проводятся соревнования: в Омске – по рукопашному бою, Оконешниково – греко-римской борьбе. А в Оконешниковском историко-краеведческом музее его жизни и подвигу посвящен мемориальный раздел «Подвиг в бессмертие».
Сколько бы лет не минуло с того кровавого мартовского дня, рассказ о славном защитнике Отечества будет передаваться из поколения в поколение еще долгие-долгие годы.

    

    

    

По материалам сборника «Сын Отечества» оконешниковского краеведа Евгении Нурпиисовой и открытых Интернет-источников.

 

Категория: История родного края
Просмотров: 95 | | Рейтинг: 0.0/0
   Оцените статью
Всего комментариев: 0

Комментарии

Ваше имя *:
Эл. адрес *:
Комментарий *:
Код *: